Error: Incorrect password!
Возьми мое сердце...
На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
Богослужебный раздел
Социальная работа
Просвещение
Теология
Искусства
События
Международные связи
Братства
Церковные мастерские
Епархиальные организации
Иные организации
Приходские службы
Просвещение / Публицистика

Алена Соколовская

Возьми мое сердце...


«В один день я потерял все. В автокатастрофе погибли моя жена и дочка. Горе мое безмерно. Только одно позволяет мне как-то примириться с их смертью. Их гибель позволила спасти жизни четырнадцати человек», - пишет посетитель одного из сайтов, посвященных трансплантологии. Ужасно, не правда ли, - отдать органы близких людей!.. Хотя, с другой стороны, благодаря этому кто-то другой обретет надежду на здоровую жизнь. Для многих из нас определиться во мнении по данному вопросу поможет взгляд Православной Церкви на трансплантацию органов. Презумпция согласия…

Есть такой документ «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Он и раскрывает церковную позицию на проблему пересадки органов. Православные не только принимают, но и одобряют трансплантацию. Считая ее приемлемым видом медицинской деятельности. Правда, есть определенные моменты, которые отрицаются Церковью. Хотя и одобряются законом. Так, во многих странах мира, в том числе Беларуси и России, действует «принцип презумпции согласия». Это значит - после смерти любой человек практически автоматически становится донором. Конечно, если он при жизни нотариально не выразил протеста против того, чтобы его тело вскрывали и забирали органы. А этика приравнивает любое действие над человеком без его на то согласия как насилие. Против этого Церковь и возражает. Законодательство многих стран в области трансплантации, к примеру, в США, более этически корректно. Там доктор не будет производить забор органов умершего, если рядом с его телом не будет лежать нотариально заверенная бумага о согласии на эту процедуру. Причем акты дарения органов американцы подписывают заблаговременно. К примеру, такое завещание составил знаменитый модельер Труссарди. И когда он погиб в автокатастрофе, его органы были пересажены пяти больным. Так что в каком-то смысле Труссарди не погиб – он будет жить, пока в ком-то бьется его сердце, работают почки и печень.

Еще один нюанс…

Традиционно в медицине критериями смерти человека считались остановка дыхания, кровообращения, прекращение сердечной деятельности и так далее. Современные реанимационные процедуры способны восстановить и поддерживать дыхательную и сердечную деятельность человека. Но при этом констатируется смерть человека с диагнозом «смерть мозга». Среди православных специалистов существует мнение, что этот диагноз весьма спорный. Об этом говорит, к примеру, протоиерей Сергий Филимонов в книге «Смерть мозга. Православный взгляд на проблему». По его словам, признавая человека умершим при таком диагнозе, мы признали бы, что мозг является вместилищем души. Но утверждать это вряд ли правильно. Медики, в свою очередь, называют диагноз «смерть мозга» «прагматичным». Ведь тогда трансплантолог может забрать еще живой орган по сути у живого человека. А это есть убийство. Настоятель храма «Мученика Иоанна Воина» Павел Сердюк считает, что человек, занимающийся расчленением живых людей, понесет серьезные потери в жизни. Нельзя обойти заповедь Божию «Не убий»! На небо налегке…

На испанских соборах наклеены листовки: "Не берите с собой на небо свои органы, они вам там не понадобятся. Оставьте их тем, кто в них нуждается на земле". В этих двух предложениях изложено отношение Церкви к проблеме трансплантации. Правда, для христианина вопрос о пересадке органа, прежде всего, личный выбор. Как и в любой болезни. Если мы заболеваем хотя бы гриппом, мы принимаем решение: или будем лечиться, или ложимся и заказываем себе погребальные принадлежности. И только наша христианская совесть может подсказать нам, как относиться к возможности расчленения нашего тела после смерти. Так, в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» отмечено, что согласие православного человека на донорство после смерти есть не что иное, как проявление христианской любви, выраженное послужить ближним и после смерти. Да, тело будет не в целости. Но как отмечает священник Павел Сердюк, в данном случае важна мотивировка поступка. Ведь человек совершает акт добровольного дарения своих органов ради спасения других жизней. Это великое дело. И оно не может осуждаться. А при воскресении мёртвых (все мы превратимся в прах после смерти) Господь способен восстановить человека из одной маленькой клеточки. Не меньшим проявлением любви к ближнему является и ситуация, когда человек отдает органы своего умершего родственника для спасения чьей-нибудь жизни. Так, женщина, потерявшая дочку, согласилась, чтобы ее органы пересадили другому ребенку. Она говорила: пусть сердце моей девочки продолжает биться хотя бы в другом теле. Пусть хоть эта семья не знает горя от смерти ребенка. Или вот еще одна история. В детстве Оля повредила правый глаз. В Москве в Институте микрохирургии глаза имени Святослава Федорова ей благополучно сделали операцию. После чего девочка забыла о своем недуге. Правда, не навсегда. Через пятнадцать лет Оля вовсе перестала видеть когда-то больным глазом. Девушку спасло чудо. Ей трансплантировали роговицу умершего человека. И зрение вернулось… Сейчас каждое Олино утро начинается с благодарности. Она говорит спасибо человеку, которого никогда не знала, и который дал ей возможность просто видеть…



"Здоровая газета"


В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен www.akavita.by